Решение о взыскании страхового возмещения: судебная практика

Практика взыскания возмещения по страхованию жизни

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения – гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

“ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием “спорт”. Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника”, – считает партнер “Первой Юридической Сети” Павел Курлат.

ВС в очередной раз выступил в качестве учительницы, которая возвращает материал на «работу над ошибками». И как следует из текста определения – ошибками грубыми

Сергей Кислов, партнёр КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство (включая споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 9 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 23 место По количеству юристов 25 место По выручке ×

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Нельзя, чтобы правила страхования создавали для страхователя неопределенность. Условия договора должны толковаться с учетом воли страхователя и целей самого договора

Ольга Бенедская, советник Муранов, Черняков и партнеры Муранов, Черняков и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции ×

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Читайте также:
Правила страхования и договор: соотношение, изменение, примеры

Следует отличать освобождение от выплаты страхового возмещения (ст. 963-964 ГК) от отказа в выплате страхового возмещения вследствие того, что заявленное событие не является страховым случаем

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Решение Верховного суда: Определение N 18-КГ17-20 от 28.03.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

г. Москва 28 марта 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Асташова С В . и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Зурабова К Г к САО «ВСК» о взыскании суммы страхового возмещения,

по кассационной жалобе представителя Зурабова К.Г. – Карташова ГС на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 08 декабря 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., объяснения представителя САО «ВСК» – Чистяковой Ю.В возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Зурабов К Г обратился в суд с иском к САО «ВСК» о взыскании недоплаченной суммы страхового возмещения, неустойки штрафа и компенсации морального вреда, сославшись на то, что 05 марта 2015 г. по вине водителя Карапетяна О.Л., управлявшего автомобилем марки , произошло дорожно-транспортное происшествие (далее – ДТП), в результате которого причинены механические повреждения принадлежащему истцу на праве собственности автомобилю марки На момент ДТП автогражданская ответственность Зурабова К.Г. была застрахована в САО «ВСК». Истец обратился в указанную страховую компанию с соответствующим заявлением о выплате страхового возмещения. На основании страхового акта Зурабову К.Г выплачено страховое возмещение в размере 83 100 руб.

Не согласившись с размером страхового возмещения Зурабов К.Г обратился к независимому оценщику, согласно отчету которого стоимость восстановительного ремонта поврежденного автомобиля с учетом износа составляет 282 882,33 руб., величина утраты товарной стоимости – 13 394, 40 руб., в связи с чем истец просил взыскать с САО «ВСК недоплаченное страховое возмещение в размере 213 176, 73 руб., а также неустойку на день вынесения решения суда, штраф в размере 50% от взысканной суммы и 10 000 руб. в счет компенсации морального вреда.

Решением Первомайского районного суда г. Краснодара от 16 сентября 2015 г. иск удовлетворен частично. С САО «ВСК» в пользу Зурабова К.Г. взыскано страховое возмещение в размере 107 265, 91 руб неустойка в размере 15 000 руб., 1 000 руб. в счет компенсации морального вреда и штраф в размере 20 000 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 08 декабря 2015 г. решение суда отменено и по делу вынесено новое решение, которым в иске отказано.

В кассационной жалобе представителя Зурабова К.Г. – Карташова Г.С ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 08 декабря 2015 г как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 20 февраля 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права были допущены судом апелляционной инстанции при вынесении определения.

Судом установлено, что 05 марта 2015 г. в г. Геленджике Краснодарского края произошло ДТП с участием двух транспортных средств. Виновным в ДТП признан водитель Карапетян О.Л., управлявший автомобилем марки . Автогражданская ответственность Зурабова К.Г. в момент ДТП, в результате которого поврежден принадлежащий ему автомобиль марки , была застрахована по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств в САО «ВСК».

Согласно пункту 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении страхового случая выплатить страховое возмещение страхователю или выгодоприобретателю в пределах определенной договором страховой суммы.

Суд установил, что Зурабов К.Г. обратился в страховую компанию с заявлением о выплате страхового возмещения. Страховое возмещение ему было выплачено 31 марта 2015 г. в размере 83 100 руб. и после обращения в суд с настоящим иском – в размере 43 682,53 руб.

Не согласившись с размером страхового возмещения Зурабов К.Г обратился к независимому оценщику, согласно отчету которого стоимость восстановительного ремонта поврежденного автомобиля с учетом износа составляет 282 882,33 руб., величина утраты товарной стоимости 13 394,40 руб.

20 мая 2015 г. Зурабов К.Г. направил в адрес ответчика претензию с требованием о выплате суммы страхового возмещения в размере 213 176, 73 руб., которая оставлена без ответа.

В ходе рассмотрения дела судом назначалась трасологическая экспертиза, проведение которой поручено ООО «Екатеринодарский центр независимой экспертизы».

Читайте также:
Перестрахование - это что, простым языком значение термина

Согласно заключению проведенной по настоящему делу трасологической экспертизы от 14 августа 2015 г., повреждения автомобиля В М ^ могли быть получены при обстоятельствах ДТП от 5 марта 2015 г Стоимость восстановительного ремонта с учетом износа составляет 220 198,96 руб., величина утраты товарной стоимости составляет 13 849,48 руб.

Разрешая дело и удовлетворяя иск в части недоплаченной суммы страхового возмещения, неустойки, штрафа и компенсации морального вреда суд первой инстанции указал, что заключением судебной трасологической экспертизы от 14 августа 2015 г. повреждения автомобиля марки получены при обстоятельствах ДТП от 05 марта 2015г.; стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца составляет, с учетом износа, 220 198, 96 руб., утрата товарной стоимости автомобиля – 13 849, 48 руб.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции сослался на недоказанность Зурабовым К.Г. размера причиненных ему в результате ДТП убытков Судебной коллегией также сделан вывод о том, что экспертиза от 14 августа 2015 г. проведена с нарушением порядка, установленного Положением Банка России от 19 сентября 2014 г. № 432-П «О единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что апелляционное определение постановлено с существенным нарушением норм процессуального права.

В соответствии со статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 23 от 19 декабря 2003 г. «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55,59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г.).

Согласно статье 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Частью 1 статьи 55 того же Кодекса предусмотрено, что доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В целях установления стоимости восстановительного ремонта автомобиля истца на основании определения Первомайского районного суда г. Краснодара от 18 июня 2015 г. по делу была назначена и проведена судебная трасологическая экспертиза, заключение которой положено в основу решения суда первой инстанции.

В ходе данной экспертизы установлено, что размер ущерба причиненного Зурабову К.Г. в результате ДТП от 05 марта 2015 г. составляет 220 198,98 руб., повреждения автомобиля истца могли быть получены при обстоятельствах указанного ДТП.

При этом, как следует из заключения данной судебной экспертизы, в целях установления повреждений транспортного средства и их причин технологии, методов и стоимости его восстановительного ремонта эксперты руководствовались Федеральным законом № 40-ФЗ от 25 апреля 2002 г. «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и Положением Банка России от 19 сентября 2014 г. № 432-П «О единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства».

Суд первой инстанции принял во внимание экспертное заключение при установлении в качестве достоверной величины стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля.

Между тем судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда, проверяя законность решения суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований Зурабова К.Г., оценки полученному в установленном законом порядке доказательству – судебной трасологической экспертизе по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не дала, мотивов несогласия с ней не привела и не указала в чем состоит несоответствие экспертного заключения и вышепоименованной методики.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации также полагает необходимым отметить следующее.

Согласно части 5 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, резолютивная часть решения суда должна содержать выводы суда об удовлетворении иска либо об отказе в удовлетворении иска полностью или в части, указание на распределение судебных расходов, срок и порядок обжалования решения суда.

Отменяя решение суда и отказывая в иске, судом апелляционной инстанции не разрешены требования истца о взыскании неустойки, штрафа компенсации морального вреда, в том числе, и с учетом того, что ответчиком часть страхового возмещения в размере 43 682,53 руб. выплачена истцу лишь после предъявления им иска в суд.

Как разъяснено в пункте 46 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона «О защите прав потребителей»).

Если после принятия иска к производству суда требования потребителя удовлетворены ответчиком по делу (продавцом, исполнителем изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) добровольно, то при отказе истца от иска суд прекращает производство по делу в соответствии со статьей 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации В этом случае штраф, предусмотренный пунктом 6 статьи 13 Закона «О защите прав потребителей», с ответчика не взыскивается (пункт 47 постановления Пленума).

Читайте также:
Страховой убыток для компании и страхователя: понятие

Таким образом, штраф, предусмотренный пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», не подлежит взысканию с исполнителя услуги при удовлетворении им требований потребителя после принятия иска к производству суда лишь при отказе истца от иска, в том числе в части взыскания штрафа.

Между тем из материалов дела не следует и судом не установлено, что Зурабов К.Г. отказался от исковых требований.

Установление судом того факта, что в процессе рассмотрения дела до вынесения судом решения ответчик перечислил на счет истца денежную сумму, не свидетельствует о необоснованности иска, а может служить основанием для указания суда о том, что решение суда в этой части не подлежит исполнению, или о том, что уплаченные суммы подлежат зачету в счет исполнения решения об удовлетворении иска.

Само по себе наличие судебного спора о взыскании страхового возмещения указывает на несоблюдение страховщиком добровольного порядка удовлетворения требований потребителя, в связи с чем удовлетворение требований потерпевшего в период рассмотрения спора в суде при условии, что истец не отказался от иска, не является основанием для освобождения страховщика от ответственности в виде штрафа за ненадлежащее исполнение обязательств.

Таким образом, штраф, взыскиваемый на основании пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», подлежит исчислению и с той суммы страхового возмещения, которая была выплачена страховщиком при рассмотрении дела в суде.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 08 декабря 2015 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 08 декабря 2015 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение4©, суд апелляционной инстанции.

Решение Ленинского районного суда от 17.06.2019г. (спор о взыскании суммы страховой премии, в связи с отказом от договора страхования)

Именем Российской Федерации

г.Красноярск 17 июня 2019 года.

Ленинский районный суд г.Красноярска в составе:

председательствующего судьи Бойко И.А.,

при секретаре Толстихиной Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б . к ООО СК «С» о защите прав потребителя,

Б. обратилась в суд с исковыми требованиями к ООО СК «С.» и просила признать расторгнутым договор страхования № от 07.05.2018г. в связи с отказом от страхования, взыскать с ООО СК «С.» в пользу Б. уплачен ную страховую премию в размере 51 783 руб. 82 коп., штраф за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя, неустойку за неисполнение требований претензионного письма в размере 51783 руб. 82 коп., расходы за юридические услуги в размере 15000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей.

Требования мотивированы тем, что 07.05.2018 года между Б. и ООО «С.» был заключен договор о предоставлении целевого потребительского кредита на приобретение автотранспортного средства №С04102590216 в рамках которого был заключен договор страхования № от 07.05.2018г. с ООО СК «С.», сумма страховой премии составила 51783, 82 коп., которые были оплачены за счет кредитных средств при получении кредита.16.05.2018г. (в период охлаждения) в адрес ООО СК «С.» было направлено заявление о расторжении договора страхования № от 07.05.2018г. и возврате уплаченной истцом страховой премии, заявление было получено ответчиком 25.05.2018 года. В добровольном порядке требование ответчик не удовлетворил, в связи с чем, истец обратилась в суд.

В судебное заседание истец и ее представитель Н.. не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещались надлежащим образом.

Представитель ответчика ООО СК «С.», третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора ООО «С.» в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела юридические лица извещались 30.05.2019г. путем размещения судом на официальном сайте Ленинского районного суда г.Красноярска в сети «Интернет» – http://leninsk.krk.sudrf.ru информации о времени и месте судебного заседания. При этом, определением суда от 01.04.2019г. и в судебном извещении от 15.05.2019г., полученными ООО СК «С.» 22.05.2019г., ООО «С.» 24.05.2019г. (л.д.1-2, 44-46, 47-48), юридические лица уведомлялись о том, что могут извещаться судом о времени и месте судебного заседания лишь посредством размещения информации о времени и месте судебного заседания на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Исследовав письменные доказательства по делу, суд считает заявленные исковые требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п.1 ст.819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Согласно п. 1 ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Пункт 1 ст. 422 ГК РФ устанавливает необходимость соответствия договора обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующими в момент его заключения.

В силу абз. 2 п. 2 ст. 934 ГК РФ договор личного страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным лицом, в том числе в пользу не являющегося застрахованным лицом страхователя, может быть заключен лишь с письменного согласия застрахованного лица.

В соответствии со ст. 935 ГК РФ, обязанность страховать свою жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону.

Согласно п. 2 ст. 958 ГК РФ страхователь (выгодоприобретатель) вправе отказаться от договора страхования в любое время, если к моменту отказа возможность наступления страхового случая не отпала по обстоятельствам, указанным в пункте 1 настоящей статьи.

При досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное (п. 3 ст. 958 ГК РФ).

Читайте также:
Общественное страхование и социальная помощь: кратко

В силу п. 1 Указания Банка России от 20.11.2015г. №3854-У (в ред. Указаний Банка России от 01.06.2016 N 4032-У, от 21.08.2017 N 4500-У) «О минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования» при осуществлении добровольного страхования страховщик должен предусмотреть условие о возврате страхователю уплаченной страховой премии в порядке, установленном настоящим Указанием, в случае отказа страхователя от договора добровольного страхования в течение четырнадцати дней со дня его заключения независимо от момента уплаты страховой премии, при отсутствии в данном периоде событий, имеющих признаки страхового случая.

Страховщик при осуществлении добровольного страхования должен предусмотреть, что в случае если страхователь отказался от договора добровольного страхования в срок, установленный пунктом 1 настоящего Указания, и до даты возникновения обязательств страховщика по заключенному договору страхования, уплаченная страховая премия подлежит возврату страховщиком страхователю в полном объеме (п. 5 Указания).

В судебном заседании установлено, что 07.05.2018г. между Б. и ООО «С» был заключен договор о предоставлении целевого потребительского кредита на приобретение автотранспортного средства №04102590216 СП 2.2 от 07.05.2018г., по условиям которого банк предоставил Б. кредит на сумму 392 301 руб. 66 коп. (л.д.54-58).

В день заключения кредитного договора в целях обеспечения возврата кредита 07.05.2018г. истец заключила договор личного страхования жизни и здоровья с ООО СК «С.», по условиям которого в период с 07.05.2018г. по 08.05.23 года она является застрахованным лицом, страховыми рисками являются смерть застрахованного, инвалидность 1 и 2 группы, размер страховой выплаты составляет сумма кредита на день заключения договора страхования в размере 392 301,66 руб., размер страховой премии составил 51 783,82 руб., которая уплачивается единовременно за весь срок действия договора страхования (л.д.65-66).

Пунктом 4.2 договора страхования предусмотрен период охлаждения сроком 14 календарных дней со дня заключения Договора страхования (л.д.65 оборот).

Согласно информации о дополнительных услугах, приобретаемых заявителем, Б. просила выдать кредит на оплату стоимости страхования КАСКО для АС в страховом акционерном обществе «ВСК» на сумму 28561,66 руб., а также на добровольное личное страхование путем заключения договора добровольного личного страхования со страховой компанией ООО СК «С.» в размере 51783,82 руб., всего в сумме 80345,48 руб. (л.д.104)

Факт оплаты страховой премии истцом в размере 51783,82 руб. подтверждается отчетом о движении средств по счету за период с 07.05.2018г. по 06.06.2019г. о том, что 07.05.2018г. совершена транзакция банком (финансирование) истца на сумму 80 345,48 руб., что свидетельствует об оплате истцом за счет кредитных средств страховой премии в ООО СК «Сбербанк страхование жизни» в сумме 51783,82 руб.

16.06.2018г. истец оформила заявление об отказе от договора личного страхования и просила считать расторгнутым договор страхования, вернуть уплаченную страховую премию в размере 51 783 руб. 82 коп. (л.д.21-22).

Данное заявление было получено ООО СК «С.» 25.05.2018г., однако не было удовлетворено страховой компанией, что подтверждается выпиской по счету о движении денежных средств за период с 07.05.2018г. по 06.05.2019г. (л.д., 23, 115).

Проанализировав положения приведенных выше норм, оценивая в совокупности доказательства по делу, учитывая, что истец подала заявление об отказе от договора страхования в установленный четырнадцатидневный срок «периода охлаждения», суд приходит к выводу, что требования Б.. о взыскании с ООО СК «С.» суммы уплаченной страховой премии в размере 51 783 руб. 82 коп. подлежат удовлетворению.

Требование истца о признании договора страхования № от 07.05.2018г. расторгнутым с 25.05.2018г. суд полагает обоснованным, поскольку истец в установленном порядке отказалась от договора страхования, что является основанием для признания договора расторгнутым.

Оснований для удовлетворения исковых требований Б. о взыскании неустойки в размере 51 783 руб. 82 коп. за период с 25.05.2018г. по 28.03.2019г. на основании п.5 ст.28 Закона РФ «О защите прав потребителей» суд не усматривает.

Предъявляя данное требование, истец мотивирует обязанностью организации (ответчика) на основании ст.31 Закона РФ «О защите прав потребителя» исполнить требование потребителя о возврате уплаченной за услугу денежной суммы и возместить убытки в течение 10 дней. За нарушение указанного срока потребителю уплачивается неустойка, размер и порядок исчисления которой определяется в соответствии с пунктом 5 статьи 28 Закона РФ «О защите прав потребителей».

Между тем, спорные правоотношения регламентируются положениями ст.819 ГК РФ, Федерального закона от 02.12.1990г. №395-1 «О Банках и банковской деятельности», положениями ч.1 ст.16 Закона о защите прав потребителей.

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п.1 ст.15 ГК РФ).

Из содержания указанных норм в их взаимосвязи следует, что последствиями нарушений прав заемщика при исполнении кредитного договора является возмещение возникших убытков, наличие и размер которых подлежит доказыванию потребителем. К спорным правоотношениям не применимы положения ст.28 Закона о защите прав потребителей, регламентирующих последствия нарушения исполнителем сроков выполнения работ (оказания услуг) и сроков устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги), поскольку действия кредитной организации по обеспечению кредитных обязательств путем оформления полиса страхования со страховщиком ООО СК «Сбербанк страхование жизни» и взиманию платы в счет страховой премии не являются тем недостатком работы (услуги), за нарушение сроков выполнения которой может быть взыскана неустойка на основании названного Закона.

В силу ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законом и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения является установленный факт нарушения прав потребителя.

В соответствии с п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи, с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости.

Читайте также:
Страхователь: кто это, чем отличается от страховщика

Учитывая конкретные обстоятельства дела, суд полагает возможным взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 1000 руб. Данная сумма компенсации морального вреда соответствует характеру причиненных потребителю нравственных страданий, принципам разумности и справедливости.

В силу п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Если с заявлением в защиту прав потребителя выступают общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) или органы местного самоуправления, пятьдесят процентов суммы взысканного штрафа перечисляются указанным объединениям (их ассоциациям, союзам) или органам.

Поскольку заявление Б. в добровольном порядке не было удовлетворено, размер штрафа составит 52 283 руб. 82 коп. (51 783 руб. 82 коп. +1000 руб.)х50% = 52 283 руб. 82 коп.).

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина, от уплаты которой истец была освобождена, в размере 1753 руб. 49 коп. за требование имущественного характера + 300 руб. 00 коп. за требование о компенсации морального вреда, всего 2053 руб. 49 коп.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-198, 233 ГПК РФ, суд

Исковые требования Б . удовлетворить частично.

Признать расторгнутым с 25.05.2018г. договор страхования № от 07.05.2018г., заключенный между Б. и ООО СК «С.».

Взыскать с ООО СК «С.» в пользу Б. . страховую премию в размере 51 783 руб. 82 коп., компенсацию морального вреда 1000 руб., штраф за неудовлетворение требований потребителя в размере 52 283 руб. 82 коп., всего 105 067 руб. 64 коп.

Взыскать с ООО СК «Сбербанк страхование жизни» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 2053 руб. 49 коп.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Судебную коллегию по гражданским делам Красноярского краевого суда в течение месяца со дня составления мотивированного решения суда с подачей жалобы через Ленинский районный суд г.Красноярска. Дата мотивированного решения суда 22 июня 2019 года.

Взыскание страхового возмещения по ОСАГО

# Название Cуд Решение
550668 Решение суда о взыскании страхового возмещения, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда

Иванов С.Ю. обратился в суд с иском к ПАО СК «Росгосстрах» о довзыскании с ответчика суммы страхового возмещения в размере 107 500 рублей, неустойки в размере 1% за каждый день просрочки от своевременно невыплаченной суммы страхового возмещения по.

Черткоев И.Б. обратился в суд с иском к ООО СК «Московия» о взыскании суммы страховой выплаты. В обосновании заявленных требований указано, что дд.мм.гггг произошло ДТП с участием ТС марки Мерседес гос. рег. знак №. Истец обратился в ООО СК «Моско.

Далгатов Д.К. обратился Первомайский районный суд с иском к АО «СК «Регионгарант» о взыскании суммы страховой выплаты. В обосновании заявленных требований истец указал, что дд.мм.гггг произошло повреждение ТС марки Фольксваген гос. р.

Бабаян С.Д. обратился Первомайский районный суд с иском к АО «СК «Регионгарант» о взыскании суммы страховой выплаты. В обосновании заявленных требований истец указал, что дд.мм.гггг произошло повреждение ТС марки Фольксваген гос. рег. знак №. Исте.

Агасян Ю.Л. обратился в суд с иском к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения. В обоснование требований указано, что 07.02.2017г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого принадлежащему истцу автомобилю Мер.

В суд обратился представитель истца Лазаренко А.В., действующий на основании доверенности от дд.мм.гггг, с исковыми требованиями к ПАО СК «Росгосстрах» о возмещении материального ущерба, в обоснование которых указано следующее. дд.мм.гггг произошл.

Подгорная И.А. обратилась в Первомайский районный суд с иском к ПАО «СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страховой выплаты. В обоснование заявленных требований истец указала, что дд.мм.гггг произошло ДТП, в результате которого были пр.

Чолакян А.Г. обратился в Первомайский районный суд с иском к ПАО «СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страховой выплаты. В обоснование заявленных требований истец указал, что дд.мм.гггг произошло ДТП, в результате которого были причин.

Цай И.Н. обратилась в Первомайский районный суд с иском к ПАО «СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страховой выплаты. В обоснование заявленных требований истец указала, что дд.мм.гггг произошло ДТП, в результате которого были причинен.

Роганин С.С. обратился в Первомайский районный суд с иском к ПАО «СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страховой выплаты. В обоснование заявленных требований истец указал, что дд.мм.гггг произошло ДТП, в результате которого были причин.

В суд обратился истец Макеева Е.В. с исковыми требованиями к ПАО СК «Росгосстрах» о возмещении материального ущерба, в обоснование которых указано следующее. дд.мм.гггг произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобилю .

Степанов Р.В. обратился в суд с иском к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страхового возмещения 161 282,70 руб., штрафа, неустойки, финансовой санкции, компенсации морального вреда и судебных расходов.В обоснование иска сослалась на то, что в.

В суд обратился истец Бадалов А. Н. с исковыми требованиями к ПАО СК «Росгосстрах» о возмещении материального ущерба, в обоснование которых указано следующее. дд.мм.гггг произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобилю.

В Первомайский районный суд обратился представитель истца Ковалев В. Е., действующий на основании доверенности от дд.мм.гггг, с исковыми требованиями к ПАО СК «Росгосстрах» о возмещении материального ущерба, в обоснование которых указано следующее.

Кейян Г.С. обратился в суд с иском к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании неустойки и штрафа.В обоснование требований указано, что решением Первомайского районного суда г. Краснодара от 13.04.2017г. с ПАО СК «Росгосстрах» в пользу истца взыскано страх.

В суд обратился представитель истца Мавьян Э.Д., действующий на основании доверенности от дд.мм.гггг, с исковыми требованиями к ПАО СК «Росгосстрах» о возмещении материального ущерба, в обоснование которых указано следующее. дд.мм.гггг произошло д.

Герасимов А.О. обратился в суд с иском к САО «ВСК» о взыскании страхового возмещения.В обоснование заявленных требований истец указал, что 08.07.2016 года произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобиль истца Кио Рио».

Берлякова И.Ю. обратилась в Первомайский районный суд с иском к ПАО «СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страховой выплаты.В обоснование заявленных требований истец указал, что дд.мм.гггг произошло ДТП, в результате которого были причинены механиче.

В суд обратился представитель истца Лазаренко А.В., действующий на основании доверенности от дд.мм.гггг, с исковыми требованиями к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании неустойки, стоимость нотариальной доверенности, в обоснование которых указано следу.

Чермит А.В. обратился Первомайский районный суд с иском к ПАО «СК «Росгосстрах» о взыскании суммы страховой выплаты.В обосновании заявленных требований истец указал, что дд.мм.гггг произошло ДТП, в результате которого были причинены механические п.

Судьям рассказали, как разрешать споры об ОСАГО

Как ранее сообщалось, 9 февраля по веб-конференции прошло совещание судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

О важных позициях по делам об ОСАГО и страховании рисков заемщиков коллегам рассказал председатель судебного состава по гражданским делам Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ Сергей Асташов.

В начале своего доклада он отметил, что при повреждении транспорта в ДТП возникают два правоотношения. Первое – из договора ОСАГО: «Здесь объем возмещения регулируется особыми условиями, которые предусмотрены Законом об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств, Правилами ОСАГО и Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства». Для этой группы правоотношений в законе установлено ограниченное возмещение, то есть с учетом износа транспорта, напомнил судья.

Второе правоотношение – из причинения вреда: «Здесь для причинителя вреда действуют положения ст. 15 и 1064 ГК РФ, которые говорят о полном возмещении ущерба потерпевшему». Это предполагает применение рыночных цен без учета износа поврежденного имущества, пояснил Сергей Асташов.

В то же время, подчеркнул он, ограниченное возмещение по договору обязательного страхования гражданской ответственности касается не только поврежденных транспортных средств. Это общий принцип возмещения ущерба по таким договорам. «То есть износ применяется не только к транспортным средствам, но и к другому имуществу, такому, например, как оборудование автозаправочных станций, опоры различных контактных сетей и так далее. Единственное различие в том, что к транспортным средствам применяется Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт, а в отношении другого имущества размер ущерба определяется по смете восстановительного ремонта, смете расчета», – рассказал судья.

По его словам, из-за правила об учете износа страховое возмещение обычно не компенсирует причиненный вред полностью. В этом случае на основании ст. 1072 ГК потерпевший может взыскать оставшуюся часть с причинителя вреда. При определении этой разницы судам необходимо проверять, в полном ли размере получено страховое возмещение, заметил Сергей Асташов. Если по каким-либо причинам – например, в случае заключения соглашения о выплате без проведения независимой экспертизы транспортного средства – страховое возмещение получено не в полном размере, причинитель вреда не обязан компенсировать потерпевшему оставшуюся часть.

Сергей Асташов акцентировал внимание на том, что определение размера страхового возмещения по договору ОСАГО и определение стоимости восстановительного ремонта для причинителя вреда – это разные вещи. «Вопрос ведь не только в применении износа, но и в тех ценах, которые применяются. Проверка страхового возмещения определяется по правилам, которые предусмотрены для ОСАГО, а проверка определения размера восстановительного ремонта для причинителя вреда – по рыночным ценам без учета износа», – пояснил судья.

Он также напомнил, что по Закону об ОСАГО собственники легковых автомобилей, как правило, получают страховое возмещение в виде организации и оплаты ремонта на СТО. «Страховая компания обязана организовать ремонт поврежденного транспортного средства гражданина на станции технического обслуживания, с которой заключен договор. Причем этот ремонт в соответствии с Законом и Правилами об ОСАГО должен производиться, если требуется замена запасных частей, комплектующих изделий, без учета их износа. То есть при организации натурального ремонта износ автомобиля, как правило, не имеет значения», – еще раз подчеркнул докладчик.

В то же время по Закону об ОСАГО из правила об обязательной организации ремонта есть ряд исключений, добавил Сергей Асташов: «В каких-то случаях по выбору потерпевшего (например, когда он является инвалидом), в каких-то – по объективным причинам (например, в случае так называемой полной гибели транспортного средства) или по соглашению между потерпевшим и страховой компанией вместо натурального ремонта может быть произведено страховое возмещение в денежной форме. Но если в денежной форме, то с учетом износа. И опять появляется эта разница».

По его словам, принципиальная позиция Судебной коллегии по гражданским делам заключается в том, что реализация потерпевшим права на получение страхового возмещения в денежной форме не влечет за собой ограничение права на возмещение ущерба причинителем вреда в полном размере. «Другими словами, если потерпевший по предусмотренным законом основаниям, в том числе и при заключении соглашения со страховой компанией, реализовал свое право на получение страхового возмещения вместо натурального ремонта в денежной форме, то он при этом не лишается права на полное возмещение ущерба со стороны причинителя вреда (имеется в виду та разница) и в том случае, если весь причиненный ущерб находится в пределах лимита ответственности по договору ОСАГО», – пояснил судья.

По общему правилу, отметил он, потерпевший не может требовать выплаты страхового возмещения деньгами без согласия страховой. «Но в тех случаях, когда страховая компания нарушает предусмотренный законом срок для выдачи направления на станцию технического обслуживания для производства натурального ремонта, в соответствии с п. 52 Постановления Пленума ВС РФ о применении законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств потерпевший имеет право потребовать страховое возмещение в денежной форме».

Поскольку эти правоотношения подчиняются общим нормам Гражданского кодекса, у потерпевшего есть и другие способы защиты. «В том случае, если должник ненадлежащим образом исполняет свои обязательства, он обязан возместить убытки», – подчеркнул Сергей Асташов. Так, если должник не исполняет обязательство по выполнению работ или оказанию услуг, кредитор на основании ст. 397 ГК вправе сделать это сам или поручить работу третьему лицу и взыскать соответствующие расходы с должника, напомнил судья.

«Если страховая компания не исполняет свои обязательства по организации и оплате натурального ремонта транспортного средства гражданина, в случае такого виновного неисполнения потерпевший, владелец поврежденного транспортного средства, вправе потребовать возмещения убытков. Подчеркиваю, не страхового возмещения в денежной форме, а возмещения убытков в связи с неисполнением страховой компанией этого обязательства в полном размере, то есть в размере стоимости восстановительного ремонта автомобиля так, как он должен был быть отремонтирован на СТО, то есть без учета износа», – пояснил Сергей Асташов. По его словам, это достаточно новая правовая позиция СКГД.

Спикер также отметил, что закон устанавливает определенные требования к экспертам, которые проводят судебные экспертизы по делам об ОСАГО. Определять стоимость восстановительного ремонта и выяснять, соответствует ли повреждение автомобиля заявленной дорожно-транспортной ситуации, может не любой автотехник, а только эксперт, который прошел специальное обучение и включен в соответствующий реестр Минюста, указал Сергей Асташов.

Часть доклада судья посвятил страхованию рисков заемщиков. Прекращает ли досрочная выплата кредита действие договора страхования? И может ли страхователь-заемщик вернуть часть страховой премии при досрочном прекращении или отказе от договора страхования? Правовая позиция о применении ст. 958 ГК, по словам Сергея Асташова, достаточно сформирована: ответы на эти вопросы зависят от условий договора.

Судья добавил, что не так давно СКГД столкнулась с неясными и противоречивыми условиями договора страхования и программы страхования заемщиков: «В этом случае толкование договора осуществляется в пользу контарагента той стороны, которая является профессиональной и разработала условия этого договора». То есть в пользу потребителя.

Упомянул Сергей Асташов и о возможности заемщика самостоятельно застраховать риски из кредитного договора. «В ст. 7 Закона о потребительском кредите предусмотрено, что кредитная организация обязана предоставить заемщику возможность самостоятельно заключить договор страхования на условиях, определенных кредитным договором. То есть кредитная организация не вправе навязывать конкретную страховую организацию или какой-то единственный вариант заключения договора страхования. Важно, что это право существует у заемщика не только в момент получения кредита, но и сохраняется впоследствии. В течение действия кредитного договора заемщик вправе отказаться от первого заключенного договора страхования и заключить договор с другой страховой компанией. Главное, чтобы этот второй договор страхования соответствовал тем условиям, которые были оговорены сторонами при заключении кредитного договора», – объяснил судья.

При этом, подчеркнул он, срок заключения второго договора принципиального значения не имеет. В тот период, когда есть страхование, сохраняется пониженная ставка кредита. Если был перерыв между окончанием первого и началом действия второго страхового соглашения, то в это время будет применяться другая ставка в зависимости от условий кредитного договора.

Верховный суд поддержал взыскательный подход судей к страховщикам

Как отмечает ВС, определение страховых рисков по договору страхования жизни и здоровья гражданина-потребителя и предоставление страхователю необходимой информации о страховой услуге – обязанность страховщика, на котором лежит бремя доказывания надлежащего исполнения этой обязанности.

Х. обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании суммы страхового возмещения и компенсации морального вреда. В обоснование требований истец указал, что между ним и ответчиком заключен договор страхования от несчастных случаев. К страховым рискам отнесено в том числе наступление инвалидности в результате несчастного случая. В период действия договора истцу была установлена I группа инвалидности. Х. обратился в страховую компанию с заявлением о выплате страхового возмещения, приложив все необходимые документы, однако ответчик в выплате отказал, сославшись на отсутствие страхового случая, так как инвалидность установлена истцу в результате заболевания, а не несчастного случая.

Х. счел данный отказ незаконным и нарушающим его права, в связи с чем просил взыскать в его пользу сумму страхового возмещения в размере 1 000 000 руб. и 300 000 руб. в счет компенсации морального вреда.

Как установлено судом, указанный договор страхования заключен между сторонами на основании утвержденных страховщиком Общих правил страхования от несчастных случаев и болезней (далее также – Правила). В качестве страховых рисков по указанному договору определены: временная утрата трудоспособности (здоровья) в результате несчастного случая; травма в результате несчастного случая; инвалидность в результате несчастного случая; смерть в результате несчастного случая; госпитализация в результате несчастного случая; операция в результате несчастного случая.

В период действия договора Х. установлена I группа инвалидности вследствие ишемического инсульта.

Отказ в выплате страхового возмещения страховая компания обосновала тем, что инвалидность Х. установлена в результате общего заболевания, а потому согласно условиям договора страхования данное событие не является страховым случаем.

Исследовав и оценив доказательства, а также дав толкование условиям договора, суд первой инстанции, с которым согласился и суд апелляционной инстанции, пришел к выводу о том, что в связи с установлением Х. I группы инвалидности наступил предусмотренный договором страхования страховой случай, а страховая компания неправомерно отказала истцу в выплате страхового возмещения.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, оставляя названные судебные акты без изменения, исходила из следующего.

Согласно ст. 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее – Закон об организации страхового дела) страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления (п. 1).

Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам (п. 2).

Согласно ст. 10 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей) изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора.

Как разъяснено в п. 44 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных ему недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), суду следует исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора.

В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой данной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Судом по делу установлено, что при заключении договора страхования были заполнены и подписаны заявление на страхование от несчастного случая, а также карточка сведений о лице, подлежащем страхованию. Страхователю выдан полис с указанием на ознакомление с Правилами страхования и получение этих правил застрахованным.

При этом как в заявлении, так и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания, равно как и то, что инвалидность вследствие болезни исключается из числа страховых случаев по договору.

Доказательств, свидетельствующих о том, что истцу разъяснялось, что инвалидность по болезни не будет являться страховым случаем, а также о наличии возможности заключить договор с дополнительным условием страхования от инвалидности вследствие болезни, суду не представлено.

Из содержания заявления и полиса усматривается, что указанные документы заполнены печатным способом, включая отметки – значок «V» – о том или ином выборе условий страхования. При этом варианта страхования на предмет инвалидности по болезни не имеется.

При таких обстоятельствах суд, оценив волеизъявление сторон при заключении договора страхования с учетом отсутствия у потребителя специальных познаний, пришел к выводу о том, что наступившая у истца инвалидность относится к страховым случаям, на предмет которых заключался договор страхования.

Доводы заявителя о том, что договор страхования заключен на основании Общих правил страхования от несчастных случаев и болезней, сами по себе не опровергают вывода судов.

Так, п. 1.12.1 Правил предусмотрено, что несчастный случай – фактически происшедшее извне, возникшее внезапно, непредвиденно, помимо воли застрахованного событие, произошедшее в период действия договора страхования, в том числе: взрыв, утопление, действие электрического тока, удар молнии, нападение злоумышленников или животных, падение какого-либо предмета на застрахованного, падение самого застрахованного, удушение, отравление вредными веществами, наезд средств транспорта или их авария, резкое физическое перенапряжение конечностей или позвоночника, в результате чего происходит вывих сустава, частичный или полный разрыв мускулов, сухожилий, связок или сосудов. Если это прямо предусмотрено договором страхования, к несчастным случаям относятся также неправильные медицинские манипуляции.

В п. 1.12.2 Правил указано, что заболевание (болезнь) – заболевание, впервые выявленное (диагностированное) в период действия договора страхования либо, если это предусмотрено договором страхования, заявленное страхователем (застрахованным) и принятое страховщиком на страхование.

Таким образом, перечень указанных в Правилах несчастных случаев является не исчерпывающим, а определение в п. 1.12.2 заболевания (болезни) уточняет только период его выявления.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Между тем в возражениях на иск и в кассационной жалобе ответчиком не представлено обоснования того, что инсульт, вызванный внешними факторами, произошедший внезапно, непредвиденно и помимо воли застрахованного, не является предусмотренным договором страховым случаем.

Как видно из материалов дела, программы по страхованию от несчастных случаев и болезней, включая программу страхования, по которой был застрахован истец, не предусматривают каких-либо различий в страховых рисках инвалидности от несчастного случая и от болезни, в том числе и в тарифах. Каких-либо сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется.

Решение суда основано на оценке обстоятельств дела и толковании условий договора.

Доводы кассационной жалобы страховой компании, основанные на несогласии с оценкой обстоятельств дела и с толкованием судом условий договора, сами по себе не могут служить основанием для кассационного пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии с ч. 2 ст. 390 ГПК РФ при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Кроме того, из материалов дела следует, что решение суда исполнено, денежные средства истцу – инвалиду I группы – выплачены, являются его собственностью.

В соответствии с принципом правовой определенности не допускается пересмотр окончательного решения суда исключительно в целях проведения повторного слушания по делу и постановления нового решения, а в соответствии с принципом уважения собственности не допускается произвольное лишение полученного по решению суда имущества (определение № 18-КГ17-27).

Страхование здоровья: споры по возмещению

  • Снятие обременения с недвижимости
  • Снятие обременения через суд
  • Собственность через суд
  • Споры о заливе
  • Споры с застройщиком о качестве
  • Спорт
  • Банкротство физических лиц
  • Банкротство физических лиц
  • Судебные споры
  • Взыскание долгов с физических лиц
  • Взыскание задолженности по заработной плате
  • Взыскание компенсации в связи с увольнением
  • Восстановление на работе
  • Защита ответчика в суде по гражданским делам
  • Защита прав потребителей
  • Обжалование дисциплинарного взыскания
  • Представительство интересов в судах общей юрисдикции
  • Защита работодателя в трудовых спорах
  • Представительство компаний в судах общей юрисдикции
  • Таможенные споры
  • Юристы и адвокаты по 115-ФЗ
  • Интеллектуальная собственность
  • Регистрация договоров в Роспатенте
  • Регистрация программ для ЭВМ, баз данных
  • Регистрация товарных знаков в Роспатенте
  • Юридическое обслуживание бизнеса
  • Абонентское юридическое обслуживание компаний
  • Юридическое обслуживание компаний
  • Юридическое обслуживание предпринимателей
  • Закрытие бизнеса
  • Ликвидация некоммерческой организации
  • Ликвидация ООО
  • Спорт

В России страхование жизни и здоровья не получило такого большого распространения как в странах Европы, зачастую некоторые крупные компании сами страхуют своих работников или страховка приобретается при оформлении кредита.

Основные особенности страхования жизни и здоровья установлены в Гражданском кодексе РФ и в Законе «Об организации страхового дела в Российской Федерации». Указанными нормативно-правовыми актами устанавливается, что неимущественное (личное) страхование может устанавливаться в отношении жизни и здоровья человека, а также в отношении дожития им до определенного возраста.

По общему правилу правом на получение компенсации обладает застрахованное лицо при наступлении страхового случая, но в соответствии со ст. 934 ГК РФ, помимо застрахованного лица, выплату может получить выгодоприобретатель, если он указан в договоре. В случае смерти лица правом на получение выплаты обладают наследники умершего.

Действия лица при наступлении страхового случая

Для получения страховой выплаты необходимо осуществить ряд последовательных действий.

Во-первых, нужно проинформировать страховую компанию о наступлении страхового случая и подготовить заявление на получение страховой выплаты. Как правило, страховая компания сама предоставляет бланки или образцы данного заявления. К заявлению необходимо приложить документ, удостоверяющий личность застрахованного лица (выгодоприобретателя), документы, подтверждающие право на получение страхового возмещения и документ, подтверждающий момент наступления страхового случая. Данный документ может быть различным в зависимости от типа наступившего случая и вида договора страхования.

Все документы должны быть на русском языке (в случае наличия документов, составленных на территории иностранного государства необходимо оформить нотариально удостоверенный перевод).

При передаче заявления в страховую компанию необходимо попросить отметку от сотрудника, принимающего заявления, с печатью компании и номером входящего документа.

Сроки подачи заявления после наступления страхового случая и сроки выплаты страхового возмещения определяются договором страхования или правилами страхования.

Когда страховая компания может отказать в выплате?

  • Заявление и документы поданы в позже предусмотренного договором (правилами) страхования срока
  • Отсутствуют некоторые документы
  • Предоставлена недостоверная информация
  • Страховой случай не попадает под условие договора
  • Нарушены условия договора со стороны страхователя (например, неуплата вовремя страховой премии лишает права на получение страхового возмещения)

Судебные споры со страховой компанией по договорам страхования жизни и здоровья

К сожалению, случаи отказа в выплате со стороны страховой компании не являются редкими, в последнее время их количество увеличилось. Исходя из анализа судебной практики, мы подготовили некоторые рекомендации.

В обоснование своих требований и доводов искового заявления истцу рекомендуется представить суду доказательства надлежащего и своевременного обращения к ответчику за выплатой страхового возмещения. Ими могут быть, исходя из анализа судебной практики, следующие документы: заявление/обращение о выплате страхового возмещения/обеспечения; заявление о наступлении страхового случая; заявление о представлении дополнительных документов; претензия с требованием произвести страховую выплату; вступившее в законную силу судебное решение, содержащее сведения о наличии причинно-следственной связи между неправильно проведенными медицинскими манипуляциями и возникшим у истца вредом здоровью; выписные эпикризы и другие медицинские документы, а также аудиозапись и стенограмма телефонного разговора истца с представителем ответчика, в котором он сообщил о наступлении страхового случая; документы, подтверждающие обращение истца к ответчику по электронной почте; выписка от компании оператора сотовой связи, которая подтверждает факт обращения истца на “горячую линию” ответчика (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 26.06.2019 по делу № 33-27300/2019, от 22.05.2019 по делу № 33-17916/2019).

Перед подачей в суд иска о выплате страхового возмещения следует обратить внимание на срок действия договора личного страхования и дату наступления страхового случая. Если страховой случай (к примеру, установление истцу инвалидности) наступил не в течение срока действия договора страхования, а после истечения этого срока, велика вероятность принятия судом решения в пользу ответчика (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 07.05.2019 по делу № 33-19469/2019, от 04.04.2019 по делу № 33-14476/2019).

Истцу нужно знать, что обязанность по доказыванию обстоятельств по данной категории споров распределяется между сторонами следующим образом. На истце (страхователе) лежит обязанность доказать наличие договора страхования с ответчиком, а также факт наступления страхового случая, предусмотренного указанным договором. Страховщик, возражающий против выплаты страхового возмещения, обязан доказать обстоятельства, с которыми закон или договор связывают возможность освобождения от выплаты возмещения, или оспорить доводы страхователя о наступлении страхового случая (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 12.12.2018 по делу №33-54639/2018).

В случае когда в выплате страхового возмещения отказано ввиду непредставления сведений о наличии заболеваний (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 16.01.2019 по делу №33-1108/2019), о которых застрахованное лицо было осведомлено, по поводу которых лечилось или получало врачебные консультации, непосредственно предшествующих дате начала страхования, следует указать, что законом предусмотрены иные специальные правовые последствия несообщения страховщику сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая, чем отказ в выплате страхового возмещения, – ст. 944 ГК РФ (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 08.12.2016 по делу № 33-49083/2016).

В частности, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения, то страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных п. 2 ст. 179 ГК РФ (п. 3 ст. 944 ГК РФ). При наличии юридически действующего договора страхования предусмотренных законом оснований для отказа в выплате страхового возмещения в подобной ситуации не имеется (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 12.02.2016 по делу № 33-3057/2016). Закон прямо не предусматривает возможность освободить страховщика от страховой ответственности в случае утраты трудоспособности с установлением инвалидности застрахованного лица в силу самого факта неосведомленности страховщика о наличии у застрахованного какого-либо заболевания (ст. ст. 963, 964 ГК РФ) (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 08.12.2016 по делу № 33-49083/2016). По мнению Верховного Суда РФ, если страховщик отказал в выплате страхового возмещения на основании того, что истец, заключая договор страхования, скрыл наличие заболевания, по которому впоследствии установлена группа инвалидности, необходимо установить, предусмотрен ли договором страхования отказ от выплаты страхового возмещения в таком случае (например, Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 04.12.2018 № 67-КГ18-18).

В судебной практике имеются примеры дел, когда суды с учетом содержания договора страхования и правил страхования признают правомерным отказ страховщика выплатить страховое возмещение, связанный с тем, что при заключении договора страхования застрахованное лицо сообщило страховщику недостоверные (заведомо ложные) сведения относительно состояния своего здоровья (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 20.09.2019 по делу № 33-41778/2019, от 24.04.2019 по делу № 33-13476/2019). Так, в одном из дел суд установил, что договором страхования была прямо предусмотрена его недействительность с момента заключения в связи с наличием у застрахованного лица заболеваний, которыми, как истец указал в заявлении при заключении договора, он не страдает (Апелляционное определение Московского городского суда от 12.12.2018 по делу № 33-54639/2018). Эта точка зрения поддержана в п. 10 Обзора практики рассмотрения судами споров, возникающих из отношений по добровольному личному страхованию, связанному с предоставлением потребительского кредита, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 05.06.2019 года, где разъяснено, что сообщение заведомо недостоверных сведений о состоянии здоровья застрахованного при заключении договора добровольного личного страхования является основанием для отказа в выплате страхового возмещения, а также для признания такого договора недействительным.

В силу положений п. 2 ст. 945 ГК РФ страховщик наделен правом при заключении договора личного страхования провести обследование страхуемого лица для оценки фактического состояния его здоровья. Если страховщик надлежащим образом не воспользовался своим правом на оценку страхового риска, не запрашивал у истца медицинскую документацию, не предлагал пройти медицинское освидетельствование, не проявил при заключении договора страхования должную степень добросовестности и осмотрительности, то ответственность за ненадлежащую оценку степени страхового риска не может быть возложена на застрахованное лицо или выгодоприобретателя (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 06.08.2018 по делу № 33-27366/2018, от 08.12.2016 по делу № 33-49083/2016).

В одном из дел суд, принимая решение в пользу ответчика, пришел к выводу о том, что отсутствие данных медицинского обследования страхователя по инициативе страховщика не освобождает страхователя от обязанности сообщать известные ему достоверные данные о состоянии своего здоровья (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 16.01.2019 по делу № 33-1108/2019).

Виновность застрахованного в наступлении страхового события является наиболее часто используемым основанием для отказа страховщика от исполнения обязательств (ст. 963 ГК РФ). Наиболее часто встречающимися основаниями для одностороннего отказа, не предусмотренными действующим законодательством, являются: 1) совершение застрахованным преступления, находящегося в прямой причинно-следственной связи с событием, обладающим признаком страхового случая (например, Определение Московского городского суда от 20.06.2017 № 4Г-6829/2017); 2) употребление застрахованным алкоголя, токсических веществ, а также наркотических, сильнодействующих и психотропных веществ (например, Апелляционные определения Московского городского суда от 10.04.2019 по делу № 33-13809/2019, от 12.11.2018 по делу № 33-49888/2018). Однако нахождение застрахованного лица в состоянии алкогольного опьянения не является самостоятельным основанием для отказа в выплате страхового возмещения, предусмотренным гражданским законодательством (ст. ст. 961, 963, 964 ГК РФ). Кроме того, отсутствие связи между состоянием опьянения и наступлением страхового случая является основанием для признания отказа в выплате страхового возмещения не соответствующим действующему законодательству (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 10.04.2019 по делу № 33-13809/2019).

Несмотря на это, в судебной практике имеются примеры дел, когда суды признают правомерным отказ страховщика выплатить страховое возмещение, если страховой случай наступил в момент нахождения застрахованного лица в состоянии алкогольного опьянения или в результате заболевания, вызванного употреблением спиртных напитков, и при этом согласно договору страхования или правилам (условиям) страхования такие случаи не признаются страховыми (например, Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 03.03.2020 по делу № 88-5661/2020, Апелляционное определение Московского городского суда от 10.04.2019 по делу № 33-16488/2019).

При предъявлении требования о взыскании штрафа за необоснованную задержку страховщиком выплаты страхового возмещения следует иметь в виду, что законодатель при определении основания для взыскания штрафа исходил из критерия недобросовестности страховщика и необоснованности отказа в удовлетворении требований застрахованного лица (например, Определение Верховного Суда РФ от 20.04.2015 № 16-КГ14-40). Штраф – это мера ответственности за нарушение страховщиком обязанности по своевременной выплате страхового возмещения (например, Определение Московского городского суда от 10.04.2015 № 4г/6-2876/15). Таким образом, если ответчик выплатил сумму страхового возмещения в сроки, установленные законом, но в меньшем размере и спор идет исключительно о размере суммы страхового возмещения, то такие действия нельзя расценить как отказ ответчика от удовлетворения требований истца. Соответственно, оснований для взыскания штрафа при отсутствии доказательств необоснованной задержки выплаты страховой суммы ответчиком не имеется (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 10.12.2013 по делу № 11-40842/2013).

Если заявлено требование о взыскании с ответчика штрафа по п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1, истец должен доказать, что к страховщику с заявлением о выплате страхового возмещения обращалось надлежащее лицо, которому было необоснованно отказано в удовлетворении заявления. Таким лицом может быть страхователь (выгодоприобретатель) по договору личного страхования, а также лицо, имеющее надлежащие полномочия в силу ст. 182 ГК РФ.

Если с заявлением обратился не сам страхователь, а лицо, которое не являлось страхователем (выгодоприобретателем), а также не имело нотариально заверенной копии документа, подтверждающего родственную связь с застрахованным лицом, и нотариальной доверенности на получение страховых выплат, то взыскать штраф по указанной норме невозможно (Определение Верховного Суда РФ от 19.05.2015 № 18-КГ15-38). Из содержания п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 следует, что закон не ставит присуждение штрафа в зависимость от обращения страхователя с указанием определенной суммы к страховщику (Апелляционное определение Московского городского суда от 18.02.2016 по делу № 33-***/2016).

Подробнее об услугах юриста по защите интересов частных лиц в судах общей юрисдикции читайте здесь. Подробнее об услугах юриста по защите интересов компаний в арбитражных судах и судах общей юрисдикции читайте здесь. Опыт судебной работы более 7 лет, комплексные юридические услуги, работаем без предоплаты, гарантия результата. Требуется консультация юриста? Позвоните нам по телефону 8 (495) 223-48-91 или оставьте заявку на сайте, мы с вами свяжемся в ближайшее время и ответим на все ваши вопросы! Консультация юриста бесплатная!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: