Признание договора страхования недействительным: судебная практика

Признание договора страхования недействительным

31 января 2020 года

Резолютивная часть решения объявлена 09.01.2020г.

Решение в полном объеме изготовлено 31.01.2020г.

Арбитражный суд в составе: председательствующего судьи Федоточкина А.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Васильевым А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску ПАО СК «Росгосстрах»

(140002, МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ, ГОРОД ЛЮБЕРЦЫ. УЛИЦА ПАРКОВАЯ, ДОМ

3, ОГРН: 1027739049689, Дата присвоения ОГРН: 07.08.2002, ИНН: 7707067683)

к ООО «Управление Большими Данными» (ИНН 7731313354 ОГРН 1167746356007)

третье лицо: АО «М-Лизинг» (111524, МОСКВА ГОРОД, УЛИЦА ЭЛЕКТРОДНАЯ,

ДОМ 2, СТРОЕНИЕ 12-13-14, ЭТ/ПОМ/КОМ 3/IV/2, ОГРН: 1067757799922, Дата

присвоения ОГРН: 11.10.2006, ИНН: 7718606577)

о признании договора страхования недействительным

В судебное заседание явились:

От истца – не явился, извещён,

От ответчика – не явился, извещён,

От третьего лица – не явился, извещён,

ПАО СК “РОСГОССТРАХ” обратилось в суд с исковым заявлением к ООО

«Управление Большими Данными» о признании договора обязательного страхования

гражданской ответственности владельцев транспортных средств серии ККК №

В судебное заседание не явился представитель истца. Определение суда о

времени и месте проведения судебного заседания, направленное в адрес истца,

согласно сведениям, размещенным на официальном сайте ФГУП «Почта России»,

В судебное заседание не явился представитель ответчика. Определение суда о

времени и месте проведения судебного заседания, направленное ответчику по

юридическому адресу, согласно сведениям, размещенным на официальном сайте

ФГУП «Почта России», вручено адресату.

В судебное заседание не явился представитель третьего лица. Определение суда

о времени и месте проведения судебного заседания, направленное третьему лицу по

юридическому адресу, согласно сведениям, размещенным на официальном сайте

ФГУП «Почта России», возвращено в суд без вручения адресату, в связи с «истечением

В соответствии с пунктом 3 статьи 54 Гражданского кодекса Российской

Федерации (далее – ГК РФ) юридическое лицо несет риск последствий неполучения

юридически значимых сообщений (ст. 165.1), доставленных по адресу, указанному в

едином государственном реестре юридических лиц, а также риск отсутствия по

указанному адресу своего органа или представителя. Сообщения, доставленные по

адресу, указанному в едином государственном реестре юридических лиц, считаются

полученными юридическим лицом, даже если оно не находится по указанному адресу.

В силу п. 1 ст. 165.1 ГК РФ заявления, уведомления, извещения, требования или

иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает

гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие

последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его

представителю. Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно

поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам,

зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.

В соответствии с частью 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса

Российской Федерации (далее – АПК РФ) (в редакции Федерального закона от

27.07.2010 N 228-ФЗ) информация о принятии искового заявления, о времени и месте

судебного заседания опубликована на сайте http://www.msk.arbitr.ru.

Частью 6 статьи 121 АПК РФ установлено, что лица, участвующие в деле, после

получения определения о принятии искового заявления к производству и возбуждении

производства по делу самостоятельно предпринимают меры по получению

информации о движении дела с использованием любых источников такой информации

и любых средств связи.

Согласно части 1 статьи 123 АПК РФ лица, участвующие в деле, и иные

участники арбитражного процесса считаются извещенными надлежащим образом, если

к началу судебного заседания, совершения отдельного процессуального действия

арбитражный суд располагает сведениями о получении адресатом копии определения о

принятии искового заявления или заявления к производству и возбуждении

производства по делу, направленной ему в порядке, установленном настоящим

Кодексом, или иными доказательствами получения лицами, участвующими в деле,

информации о начавшемся судебном процессе.

При этом лица, участвующие в деле, несут риск наступления неблагоприятных

последствий в результате непринятия мер по получению информации о движении дела,

если суд располагает информацией о том, что указанные лица надлежащим образом

извещены о начавшемся процессе.

Учитывая изложенное, суд считает истца, ответчика и третье лицо извещенными

надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, на основании п. 2 ч. 4 ст.

123 АПК РФ, и, в соответствии с ч. 3 и ч. 5 ст. 156 АПК РФ считает возможным

рассмотреть дело в отсутствие представителей сторон и третьего лица.

Определением суда о принятии иска к производству стороны были

предупреждены судом о переходе в судебное заседание по существу непосредственно

после завершения предварительного судебного заседания при отсутствии их

возражений. Принимая во внимание, что истец и ответчик не заявили возражений

против продолжения рассмотрения дела в судебном заседании арбитражного суда

первой инстанции, суд, руководствуясь ст. 136, ч. 4 ст. 137 АПК РФ, п. 27

постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от

20.12.2006 № 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству», завершил

предварительное судебное заседание и открыл судебное разбирательство в суде первой

инстанции для рассмотрения дела по существу.

Читайте также:
ГК РФ Страхование: обзор главы 48 Гражданского кодекса

Ответчик отзыв на иск не представил, исковые требования фактически не

Рассмотрев материалы дела, исследовав и оценив представленные

доказательства, суд считает, что исковые требования подлежат удовлетворению по

Как установлено судом, 06.12.2018 между ПАО СК «Росгосстрах» и ООО

«Управление Большими Данными» (далее – ответчик) был заключен договор ОСАГО

серия ККК № 3003467427 с указанием в графе цель использования транспортного

04.09.2018 произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате

которого с транспортное средство Hyundai Solaris (Е386ВН799), принадлежащее на

праве собственности АО “М-Лизинг”, получило механические повреждения.

16.10.2019 от ответчика поступило заявление о прямом возмещении убытков по

договору ОСАГО в порядке ст. 14.1 Закона об ОСАГО.

16.10.2019 страховщиком в соответствии с пп. 10, 11. ст. 12, ст. 12.1. Закона об

ОСАГО был организован осмотр поврежденного ТС. В процессе осмотра

транспортного средства были сделаны фотографии повреждений и самого автомобиля.

Согласно данным фотоматериалам поврежденное транспортное средство имеет

соответствующую символику, указывающую на то, что данный автомобиль

используется в качестве такси, а именно «шашечки», специальная окраска белого цвета

с желтыми полосами, нанесенная на обе стороны транспортного средства.

Истец указал, что вышеуказанные обстоятельства послужили основанием для

проведения проверки, в результате которой было установлено, что представленные

ответчиком сведения о личных целях использования указанного в договоре

транспортного средства являются недостоверными.

Согласно данным сайта Министерства транспорта и дорожной инфраструктуры

Московской области (http://mtdi. mosreg. ru/deyatelnost/celevye-

programmy/taksil/proverka-razresheniya-na-rabotu-taksi) транспортное средство ответчика

включено в реестр выданных разрешений на осуществление деятельности по перевозке

пассажиров и багажа легковым такси на территории Московской области.

Так, при оформлении договора ОСАГО серии ККК № 3003467427 в

соответствии с требованиями ст. 15 Закона об ОСАГО ответчик в числе прочих

обязательных сведений отметил в графе «цель использования транспортного средства»

галочкой «прочее», в то время как был предложен вариант «такси».

Однако, договор ОСАГО серия ККК № 3003467427 был заключен 06.12.2018,

между тем, разрешение на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и

багажа легковым такси серии МО № 185992 выдано 11.01.2018.

Истец указал, что срок действия данного разрешения определен с 11.01.2018 до

10.01.2023, что подтверждает факт использования транспортного средства Hyundai

Solaris (Е386ВН799) в качестве такси, как до заключения договора ОСАГО, так и в

период произошедшего ДТП.

Кроме того, ответчик согласно выписке из ЕГРЮЛ в качестве дополнительного

вида деятельности осуществляет предпринимательскую деятельность такси.

Полагая, что при заключении договора страхования страхователь сообщил

страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющих существенное

значение для наступления вероятности наступления страхового случая и размера

возможных убытков от его наступления, истец обратился в суд с иском о признании

недействительным указанного договора.

В ответ на судебный запрос, Департамент транспорта и развития дорожно-

транспортной инфраструктуры города Москвы письмом №61-04-10806/9 от

20.12.2019г. сообщил, что согласно реестру выданных разрешений, размещенному на

официальном сайте Мэра Москвы https://www.mos.ru (раздел Услуги – Общественный

транспорт -Такси – Проверить разрешение такси – Регион выдачи разрешения

(Московская область), на транспортное средство HYUNDAI SOLARIS с

государственным регистрационным знаком Е386ВН799 получено разрешение №

195418 на срок действия с 11.01.2018 до 10.01.2023, дата внесения изменений

11.01.2018, по состоянию на 19.12.2019 имеет статус «Действующее».

Согласно п. 1 ст. 931 ГК РФ, по договору страхования риска ответственности по

обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или

имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого

страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

В силу пункта 1 статьи 943 ГК РФ условия, на которых заключается договор

страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования

соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо

объединением страховщиков (правилах страхования).

В силу пункта 1 статьи 944 ГК РФ при заключении договора страхования

страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства,

имеющие существенное значение для определения вероятности наступления

страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового

риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику.

Существенными признаются, во всяком случае, обстоятельства, определенно

оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (страхового

полиса) или в его письменном запросе.

Данная норма права предоставляет страховщику возможность самостоятельно

определить дополнительный по отношению к установленным в пункте 1 статьи 942 ГК

РФ перечень существенных условий договора в зависимости от степени их значимости

для вероятности наступления страхового случая.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской

Федерации, изложенной в пункте 13 информационного письма Президиума Высшего

Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.11.2003 № 75 «Обзор практики

рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования»,

обстоятельства, оговоренные в стандартном заявлении на страхование, разработанном

страховщиком, признаются существенными для целей применения статьи 944 ГК РФ и

в том случае, когда договор страхования заключен путем составления одного

В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям,

Читайте также:
Добровольное страхование в квитанции ЖКХ: что это за услуга

установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо

независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Исходя из ст. 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием насилия или угрозы,

может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом

недействительной по иску потерпевшего.

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых

лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может

быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая

сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны

были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если

виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо

содействовало ей в совершении сделки.

Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено

совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона

воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по

Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в

пунктах 1 – 3 настоящей статьи, применяются последствия недействительности сделки,

установленные статьей 167 настоящего Кодекса. Кроме того, убытки, причиненные

потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета

сделки несет другая сторона сделки.

Разработанный страховщиком стандартный бланк заявления на страхование

применительно к правилам статьи 944 ГК РФ имеет такое же значение, как и

Пунктом 3 статьи 944 ГК РФ предусмотрено, что если после заключения

договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику

заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в пункте 1 настоящей

статьи, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и

применения последствий, предусмотренных пунктом 2 статьи 179 ГК РФ.

В силу п. 1 ст. 432 ГК РФ, к существенным относятся все те условия договора,

относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто

соглашение. Этот же принцип закреплен в абзаце 2 пункта 1 статьи 944 ГК РФ.

Следовательно, сведения в заявлении об использовании транспортного средства

в качестве такси является существенным обстоятельством.

Согласно п. 99 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25

«О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского

кодекса Российской Федерации» обманом считается не только сообщение информации,

не соответствующей действительности, но также и намеренное умолчание об

обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности,

какая от него требовалась по условиям оборота (пункт 2 статьи 179 ГК РФ).

В силу того, что указанное обстоятельство специально оговорено в бланке-

заявлении на заключение договора ОСАГО, где страхователь указал на использование

транспортного средства для прочих целей при наличии графы об использовании его в

качестве такси, что влияет и на размер страховой премии, то ответчик явно скрыл

данные сведения, имея возможность указанную информацию предоставить на момент

заключения договора. Однако ответчик, действуя недобросовестно, заведомо

предоставил страховщику ложную информацию.

Таким образом, использование автомобиля в качестве такси, в силу условий

договора страхования, является существенным обстоятельством, имеющим значение

для наступления страхового случая и размера возможны убытков, а равно основанием

для определения страховщиком возможности заключения договора страхования,

степени принимаемого на страхование риска, установления страхового тарифа

страховой премии, включения в договор других условий, что свидетельствует о

заключении договора страхования без получения сведений, имеющих существенное

значение, и влечет, в силу п. 2 ст. 179 ГК РФ, его недействительность.

Учитывая, что ООО «Управление Большими Данными» при заключении

договора ОСАГО серии ККК № 3003467427 сообщило заведомо ложные сведения,

исковые требования о признании недействительным договора ОСАГО серии ККК №

3003467427 подлежат удовлетворению.

Госпошлина в сумме 6 000 руб. подлежит отнесению на ответчика в

соответствии со ст. 110 АПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 8-12, 179, 432, 944 ГК РФ и

ст. ст. 4, 65, 75, 110, 121, 123, 131, 167, 170, 171, 180, 181 АПК РФ,

Признать договор обязательного страхования гражданской ответственности

владельцев транспортных средств серии ККК № 3003467427 – недействительным.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Управление Большими

Данными» (ИНН 7731313354 ОГРН 1167746356007) в пользу Публичного

акционерного общества Страховая компания «Росгосстрах» (140002, МОСКОВСКАЯ

ОБЛАСТЬ, ГОРОД ЛЮБЕРЦЫ. УЛИЦА ПАРКОВАЯ, ДОМ 3, ОГРН:

1027739049689, Дата присвоения ОГРН: 07.08.2002, ИНН: 7707067683) расходы по

уплате госпошлины в размере 6 000 (шесть тысяч) руб.

Решение может быть обжаловано в месячный срок с даты его принятия в

Практика взыскания возмещения по страхованию жизни

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

Читайте также:
Страховые программы 2021 года: условия и тарифы

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения – гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

“ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием “спорт”. Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника”, – считает партнер “Первой Юридической Сети” Павел Курлат.

ВС в очередной раз выступил в качестве учительницы, которая возвращает материал на «работу над ошибками». И как следует из текста определения – ошибками грубыми

Сергей Кислов, партнёр КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство (включая споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 9 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 23 место По количеству юристов 25 место По выручке ×

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Нельзя, чтобы правила страхования создавали для страхователя неопределенность. Условия договора должны толковаться с учетом воли страхователя и целей самого договора

Ольга Бенедская, советник Муранов, Черняков и партнеры Муранов, Черняков и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции ×

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

Читайте также:
Сокрытие страхового случая на производстве: ответственность работодателя

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Следует отличать освобождение от выплаты страхового возмещения (ст. 963-964 ГК) от отказа в выплате страхового возмещения вследствие того, что заявленное событие не является страховым случаем

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21.02.2017 N 74-КГ16-35

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 21 февраля 2017 г. N 74-КГ16-35

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Павловой Н.П. к ПАО “Сбербанк России”, ООО СК “Сбербанк страхование жизни” о защите прав потребителя по кассационной жалобе ПАО “Сбербанк России” на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 30 марта 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав представителей ПАО “Сбербанк России” Кузьмина С.С., Титова Е.Е., поддержавших доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Павлова Н.П. обратилась в суд с названным иском к ПАО “Сбербанк России”, ООО СК “Сбербанк страхование жизни”, указав, что ПАО “Сбербанк России” ей предоставлен кредит в размере 587 890 руб. сроком на 5 лет, при заключении данного кредитного договора ею также было подписано заявление на страхование по добровольному страхованию жизни, здоровья и в связи с недобровольной потерей работы заемщика. Истец полагала, что услуги по страхованию жизни были навязаны ей банком, который также не предоставил ей сведения о полной стоимости услуги. Просила суд расторгнуть договор страхования, заключенный между Павловой Н.П. и ООО СК “Сбербанк страхование жизни”, взыскать с ответчика в ее пользу уплаченную страховую премию, взыскать с ПАО “Сбербанк России” сумму комиссионного вознаграждения банку, компенсацию морального вреда, штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей”, судебные расходы.

Решением Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 12 февраля 2016 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 30 марта 2016 г. решение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований к ПАО “Сбербанк России” о взыскании комиссии за подключение к программе страхования, в этой части принято новое решение, которым с ПАО “Сбербанк России” в пользу Павловой Н.П. взыскано 55 301 руб., компенсация морального вреда 2 000 руб., штраф в размере 27 650 руб. 50 коп.

В кассационной жалобе ПАО “Сбербанк России” поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Читайте также:
Лицензия на страховую деятельность: получение в РФ 2021

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 23 января 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения в кассационном порядке.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, 16 октября 2015 г. между Павловой Н.П. и ПАО “Сбербанк России” заключен кредитный договор, в соответствии с которым банк обязался предоставить истцу кредит, а заемщик обязался возвратить полученный кредит и уплатить проценты за пользование им в размере и в сроки, предусмотренные условиями договора.

Банк свои обязательства по договору исполнил, предоставив Павловой Н.П. кредит в указанном размере.

При заключении кредитного договора Павловой Н.П. также подписано заявление на страхование по добровольному страхованию жизни, здоровья и в связи с недобровольной потерей работы заемщика, в котором просил включить его в список застрахованных лиц.

Сумма платы за подключение к программе составила 87 890 руб. за весь срок кредитования и была удержана ПАО “Сбербанк России” из кредитных средств, страховая премия в размере 22 633 руб. 77 коп. перечислена страховщику ООО СК “Сбербанк страхование жизни” 16 октября 2015 г.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу, что заключение договора страхования являлось одним из способов обеспечения обязательств, определение договором условия об уплате комиссии за подключение к программе страхования не противоречит закону, при этом предоставленная банком услуга является самостоятельной, не связанной с предоставлением денежных средств на условиях возвратности.

Отменяя в части решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что потребитель должен располагать информацией о размере платы за страхование при заключении соответствующего договора и размере вознаграждения банка за подключение к программе страхования, в том числе о соотношении страховой премии и вознаграждения банка за подключение дополнительной услуги. Указание в заявлении на страхование лишь о том, что плата за подключение к программе страхования составляет в общей сумме 87 890 руб., по мнению суда апелляционной инстанции не свидетельствует о предоставлении банком полной информации о данной услуге.

Сведения о составляющих частях удержанной платы и их размере были получены истцом только по ее запросу после досрочного погашения кредита, тогда как должны были быть предоставлены Павловой Н.П. при заключении договора, поскольку соотношение размера вознаграждения банка и страховой премии могли повлиять на правильный выбор истцом услуги.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) установила нарушение ответчиком прав истца и пришла к выводу, что предусмотренных законом оснований для отказа во взыскании с ответчика суммы удержанной комиссии за подключение к программе страхования не имеется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422) (п. 4 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При предоставлении кредитов банки не вправе самостоятельно страховать риски заемщиков. Однако это не препятствует банкам заключать соответствующие договоры страхования от своего имени в интересах и с добровольного согласия заемщиков.

Судом при рассмотрении настоящего дела установлено, что 16 октября 2015 г. Павлова Н.П. подписала заявление, которым выражала согласие быть застрахованной в ООО СК “Сбербанк страхование жизни” и просила ПАО “Сбербанк России” заключить в отношении нее договор страхования по программе добровольного страхования жизни, здоровья и в связи с недобровольной потерей работы заемщика в соответствии с условиями, изложенными в настоящем заявлении и условиях участия в программе добровольного страхования (л.д. 7).

Из заявления (п. 5.2) следует, что Павлова Н.П. ознакомлена и согласна с тем, что за подключение к программе страхования банк взимает с нее плату в соответствии с тарифами банка, состоящую из комиссии за подключение клиента к данной Программе и компенсации расходов банка на оплату страховых премий страховщику.

В соответствии со ст. 194 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решением является постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу.

Решение должно быть законным и обоснованным (ч. 1 ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Читайте также:
Страховая компания: что это, виды и ТОП-10 в 2021 году

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59 – 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 2 и п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 “О судебном решении”).

При разрешении спора суд апелляционной инстанции исходил из того, что ПАО “Сбербанк России” Павловой Н.П. оказана услуга, но в нарушение требований ст. ст. 195, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не определил характер этой услуги, а также нормы закона, регулирующие правоотношения, сложившиеся между ПАО “Сбербанк России” и Павловой Н.П. в связи с подписанием последней заявления на страхование.

При рассмотрении дела ПАО “Сбербанк России” указывало, что при заключении договора страхования заемщика и определении платы за подключение к программе страхования банк действовал по поручению заемщика.

Данная услуга является возмездной в силу положений п. 3 ст. 423, ст. 972 Гражданского кодекса Российской Федерации, собственноручные подписи в заявлении о страховании подтверждают, что истец осознанно и добровольно приняла на себя обязательства, в том числе и по уплате банку платы за оказание услуг по заключению договора страхования. Данным обстоятельствам судом апелляционной инстанции оценка в нарушение положений ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценка не дана.

При разрешении спора судебная коллегия также пришла к выводу, что истцу не предоставлена достоверная и полная информация о составных частях платы за включение в программу коллективного страхования, фактическом размере страховой премии и комиссии банка, об оказанных за взимаемую сумму услугах, тарифах, определяющих размер платы, условиях ее формирования.

Судом апелляционной инстанции не учтено, что услуга, оказываемая ПАО “Сбербанк России” Павловой Н.П., является неделимой, формула расчета платы за подключение к программе страхования содержится в заявлении на страхование (л.д. 8), со стоимостью услуги истец была согласна, что выразилось в собственноручном подписании ею данного заявления.

При этом Павловой Н.П. банку уплачивалась не страховая премия, поскольку ПАО “Сбербанк России” не является страховой компанией, а стоимость услуги, в которую входила компенсация расходов банка на уплату страховой премии.

Между тем, судебная коллегия не усмотрела оснований для взыскания расходов банка на подключение к программе страхования в размере уплаченной им страховой премии, хотя не устанавливала, что в этой части информация о стоимости услуги до Павловой Н.П. доведена.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены постановления суда апелляционной инстанции.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 30 марта 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 30 марта 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Банк, навязавший страховку, оштрафован на 800 000 рублей

Женщина, взявшая кредит в коммерческом банке, оспорила в суде пункт договора о обязательном подключении к программе страхования и. победила!

Фабула дела

Жительница г. Баймак планировала взять в коммерческом банке кредит на сумму 500 000 рублей. Кредит был одобрен, но при подписании кредитного договора выяснилось, что в нем фигурирует пункт о подключении к программе страхования. Стоимость этого подключения составила 264 000 рубля (34% от первоначальной суммы кредита). Без данного пункта банковские сотрудники договор с женщиной заключать отказывались.

Кроме того, сумма комиссии была включена в общую стоимость кредита, и заемщица должна была выплачивать проценты не за 500 тысяч рублей, как предполагала изначально, а за 764 тысячи рублей. Никакой возможности отказаться от оплаты страховки у женщины не было — в противном случае она бы не получила столь необходимых ей денег.
Считая, что страховка навязана незаконно и, к тому же, обложение процентами страховки несправедливо, через некоторое время заемщица направила в банк претензию с требованием возместить ей убытки. Заявление осталось без ответа.
За помощью женщина обратилась в суд.

Что делать, если вы столкнулись с принудительным страхованием заемщика при кредитовании? Руководство по вашим действиям – в рубрике “Проблемы и решения”.

Ход разбирательства

Истица попросила суд признать недействительным условия договора с банком «Ренессанс Кредит», взыскать с ответчика незаконно удержанную, по ее мнению, сумму в размере 264 тысяч рублей, а также компенсацию морального вреда и штраф за отказ удовлетворить требования в досудебном порядке.

Читайте также:
Паушальная система страхования: что это, пример, плюсы и минусы

Изучив материалы дела, суд установил, что, действительно, между истицей и ООО КБ «Ренессанс Кредит» был заключен кредитный договор в соответствии с которым потребитель получил кредит в сумме 764 тысяч рублей сроком на 48 месяцев под 27,94% годовых. Согласно выписке из лицевого счета, со счета истицы на расчетный счет ООО «Группа Ренессанс Страхование» была перечислена комиссия за присоединение к программе страхования в сумме 264 тысячи рублей.
Также была принята во внимание претензия банку о возврате уплаченного страхового взноса, на которую банк не ответил, и учтено, что кредит получен истицей для нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью (в связи с чем к отношениям сторон применим Закон «О защите прав потребителей».

Одновременно суд учел, что банк заранее определил страховую компанию, тем самым, обязав заемщика принять данные условия, не предоставив права свободного выбора истцу застраховать свою жизнь и здоровье в любой другой компании.

При этом заемщик был лишен возможности оплатить услугу страхования собственными средствами, поскольку по условиям кредитного договора сумма комиссии включена в общую стоимость кредита, что приводит к дополнительному обременению его как заемщика, уплатой процентов на сумму оспариваемой комиссии. Вышеуказанные действия увеличивают финансовые обязательства заемщика перед банком.

При вынесении решения суд руководствовался следующими нормами:

  • В силу требований ч.1 ст.422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующим в момент его заключения.
  • Согласно ст.10 Закона «О защите прав потребителей» продавец обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах, обеспечивающую возможность их правильного выбора.
  • Согласно ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» продавцу запрещено обусловливать приобретение одних товаров обязательными приобретениями иных товаров. Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
  • Согласно ст.1 ФЗ «О банках и банковской деятельности» банк предоставляет кредит на условиях, предусмотренных в кредитном договоре.
  • В силу ч.1 ст.329 ГК РФ исполнение обязательств заемщиком может обеспечиваться способами, предусмотренными законом или договором. Страхование жизни и здоровья заемщика является допустимым способом обеспечения возврата кредита.
  • В соответствии со ст.934 ГК РФ по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за страховую премию, уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить страховую сумму в случае наступления в его жизни предусмотренного договором события (страхового случая). Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор. (Если говорить применительно к нашей ситуации — истица сама себя страхует, поэтому она вправе выбрать, на каких условиях и как она может это сделать.)

Суд пришел к выводу, что включение банком в кредитный договор условий об оплате комиссии за подключение к Программе страхования ущемляет установленные законом права потребителя, в виду чего исковые требования о признании условия кредитного договора в части обязанности заёмщика уплаты комиссии за подключение к Программе страхования жизни и здоровья заемщика, недействительным (ничтожным), подлежат удовлетворению судом на основании ст.ст.166-168 ГК РФ, ст.16 Закона «О защите прав потребителей».

  • Согласно ст. 1099, 1100 ГК РФ, ст.15 закона «О защите прав потребителей» с ответчика подлежит взысканию в пользу истца компенсация морального вреда с учетом того, что права потребителя были нарушены, его требования о восстановлении нарушенного права не были удовлетворены ответчиком в установленный законом срок.
  • Согласно п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с исполнителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф — 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.
  • В соответствии с п. 46 Постановления «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при удовлетворении судами требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке уполномоченной организацией, суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Опираясь на данные правовые нормы, суд пришел к выводу, что требования истицы должны быть удовлетворены.

Судебное решение:

Признать недействительным условия кредитного договора, возлагающие обязанность на заемщика по подключению к программе страхования жизни и здоровья заемщика. Взыскать с ООО КБ «Ренессанс Кредит» в пользу истицы:

264 000 рублей – незаконно удержанная сумма за подключение к Программе страхования;
264 000 рублей — неустойка;
15 000 рублей — расходы на оплату юридических услуг;
10 000 рублей — компенсация морального вреда;
269 000 рублей — штраф за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя.

Читайте также:
Облигаторное перестрахование: это что, понятие и оформление

ВС разъяснил некоторые аспекты защиты потребительских прав в сфере страхования

5 июня Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор практики рассмотрения судами споров, возникающих из отношений по добровольному личному страхованию, связанному с предоставлением потребительского кредита. Документ состоит из 11 пунктов и разработан в целях унификации судебной практики по защите потребительских прав в сфере страхования.

Ведущий юрист юридической фирмы INTELLECT Константин Селезнев считает, что обзор вряд ли можно назвать революционным, однако он поможет судам «сверить часы» и двигаться в одном направлении по наиболее актуальным вопросам.

Из п. 1 документа следует, что Закон о защите прав потребителей распространяется на отношения между финансовой организацией и физическим лицом – потребителем финансовой услуги, заключившим договор добровольного личного страхования одновременно с потребительским кредитным договором.

«Верной представляется позиция ВС РФ, обращающая внимание на обязанность банка обеспечить всей необходимой информацией заемщика при его присоединении к программе добровольного страхования. Такая обязанность связана с необходимостью защиты потребителей финансовой услуги как более слабой стороны в договоре добровольного страхования, которым банками зачастую навязывается услуга страхования, и потребители не всегда информированы о добровольности заключения договора страхования», – отметила адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова.

В п. 2 документа отмечено, что при подключении заемщика к программе добровольного страхования до сведения потребителя доводится информация о характере оказываемых финансовых услуг, условиях их оплаты (в том числе информация о праве на отказ от участия в программе страхования).

Согласно п. 3 обзора к наследникам переходит право требования исполнения заключенного наследодателем договора добровольного личного страхования, поэтому их отношения со страховщиком регулируются Законом о защите прав потребителей.

В соответствии с п. 4 документа действующим законодательством не предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования спора по требованиям, возникающим из договора добровольного личного страхования граждан.

«В рассматриваемом случае Верховный Суд уделил внимание грядущему вступлению в силу отдельных положений Закона об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг. В частности, Суд отметил отсутствие в настоящее время обязательного претензионного порядка по спорам из договоров добровольного личного страхования, однако с 28 ноября 2019 г. потребитель сможет обратиться в суд только после получения решения по своему вопросу от финансового уполномоченного», – пояснил Константин Селезнев.

Исходя из п. 5 при присоединении к программе страхования и внесении заемщиком соответствующей платы застрахованным является имущественный интерес заемщика, который является страхователем по данному договору.

В п. 6 разъясняется, что сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору добровольного личного страхования (а также порядок ее определения), устанавливаются сторонами. Условия договора подлежат толкованию судом в системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, другими положениями ГК РФ, законов и иных актов, содержащих нормы гражданского права.

В п. 7 отмечено, что по общему правилу досрочное погашение заемщиком кредита само по себе не может служить основанием для применения последствий в виде возврата страхователю части страховой премии за неистекший период страхования.

В соответствии с п. 8 документа, если по условиям договора добровольного страхования жизни и здоровья заемщика выплата страхового возмещения обусловлена остатком долга по кредиту и при его полном погашении страховое возмещение не выплачивается, то в случае погашения кредита до наступления срока, на который был заключен договор страхования, такой договор страхования прекращается досрочно, а уплаченная страховая премия возвращается страхователю пропорционально периоду, на который договор страхования прекратился досрочно.

Согласно п. 9 определение группы инвалидности за пределами срока действия договора добровольного личного страхования в результате заболевания, возникшего в период его действия, не может служить основанием для отказа страховщика в выплате страхового возмещения.

«Стоит отметить выводы Президиума ВС РФ о признании страховым случаем выявления инвалидности за пределами действия договора страхования. В приведенном деле страхователю удалось доказать возникновение заболевания в период действия страховки, однако соответствующая справка уполномоченного органа об установлении группы инвалидности была оформлена и выдана за пределами страхового периода. Президиум Суда указал, что получение подтверждающих документов после истечения срока действия договора не освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения», – пояснил Константин Селезнев.

В свою очередь Алина Емельянова оценила указанные выводы ВС РФ как неоднозначные. «Безусловно, моментом наступления страхового случая не может являться некое формальное обстоятельство, его подтверждающее. Однако при этом не совсем ясно, из чего исходить страховщику при определении возможности осуществления выплаты (при страховом случае – установление лицу инвалидности), если у лица, к примеру, диагностировано заболевание, потенциально влекущее утрату трудоспособности, но подтвердить или опровергнуть это может только медико-социальная экспертиза. Производить выплату во всяком случае, в том числе в отсутствие подтверждающих документов? Конечно, в большей степени сейчас это вопрос формулирования договорных условий», – пояснила адвокат.

По ее мнению, ВС РФ недостаточно аргументировал свою позицию. «Интересно было бы увидеть рассуждения о правовой природе страхового случая и отграничения его от иных обстоятельств с ним связанных, о соотношении подтверждения наступления страхового случая и срока действия договора страхования, о значении момента обращения лицом за страховым возмещением», – указала Алина Емельянова.

Читайте также:
Международное страхование перевозок 2021: тарифы и условия СК

Как следует из п. 10 обзора, сообщение заведомо недостоверных сведений о состоянии здоровья застрахованного при заключении договора добровольного личного страхования является основанием для отказа в выплате страхового возмещения, а также для признания такого договора недействительным.

В п. 11 документа отмечено, что страховщик по договору добровольного личного страхования несет ответственность за убытки, возникшие вследствие несвоевременного осуществления выплаты страхового возмещения, которым обеспечивается исполнение кредитного обязательства.

«Позитивно следует воспринять фиксацию на высшем уровне обязанности страховщика возместить убытки, возникшие у заемщика в связи с несвоевременным получением страховой выплаты. В рассмотренном Верховным Судом случае страховая компания выплатила положенное возмещение на 3,5 года позже срока, предусмотренного договором страхования. При этом заемщик в указанный период был вынужден выплачивать неустойку и проценты, что, соответственно, повлекло возникновение убытков», – отметил Константин Селезнев.

Судебная практика о признании кредитного договора недействительным

Основания недействительности

На кредитный договор распространяются общие основания недействительности сделок, установленные в п. 1 ст. 166 ГК РФ .

Выделяют следующие основания признания кредитного договора недействительным:

  1. Заключение соглашения под влиянием насилия или угрозы.
  2. Нарушение законодательного акта.
  3. Отсутствие намерений исполнять сделку и прикрытие ею другого соглашения.
  4. Несоблюдение условий по получению согласия, если сделка крупная.
  5. Соглашение, заключенное с обманом одной из сторон (мошеннические действия являются основанием для признания соглашения недействительным — определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13.11.2018 № 41-КГ18-46).

Среди специальных условий недействительности кредитных сделок выделяют несоблюдение формы сделки, установленной ст. 820 ГК РФ .

Недействительным признают отдельные условия сделки. Такими, в соответствии с Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146, являются следующие:

  1. Начисление процентов на проценты.
  2. Включение в соглашение требований о преждевременном возвращении займа в случае ухудшения положения должника.
  3. Установление санкций за преждевременный возврат суммы займа.

В случае признания условий соглашения недействительным последствия признания кредитного договора недействительным проявляются в виде возвращения сторон в первоначальное положение.

Судебный порядок урегулирования споров по недействительным сделкам

Урегулирование рассматриваемой категории споров производится в судебном порядке. При обращении в суд можно как признать кредитный договор недействительным полностью, так и в части. Исковое заявление можно подать в течение трех лет с момента начала исполнения условий сделки. Для применения последствий оспоримой сделки срок исковой давности устанавливается равным одному году.

Если хотя бы одна из сторон процесса является физическим лицом, обращение происходит в суд общей юрисдикции, в ином случае обращение происходит в арбитражный суд. К исковому заявлению применяются общие требования, установленные ст. 125 АПК РФ ; 131 ГПК РФ . Рекомендуемая форма заявления выглядит следующим образом:

Вместе с исковым заявлением необходимо приложить копии документов, на которые вы ссылаетесь как на основание своих требований: копии соглашений, доверенности, заключения экспертизы. В момент поступления документов в суд оценивается их количество и достаточность, после этого назначат судебное заседание. По окончании рассмотрения дела вынесут решение.

Вышеуказанный порядок распространяется на оспаривание договоров, по которым произведена реструктуризация, и в случае передачи долга коллекторским агентствам. Единственным условием сохранения общего порядка обжалования в этих случаях является сохранение юридической силы первоначальной сделки.

В понятие недействительности включается такая юридическая конструкция, как признание кредитного договора ничтожным, она предполагает прекращение правовых последствий сделки и влечет двухстороннюю реституцию. Такое соглашение признается недействительным независимо от решения суда.

Досудебный способ воздействия на банковские организации

Помимо судебного воздействия, используют иные способы защиты своих прав. Если вы являетесь физическим лицом и в момент ознакомления с кредитным соглашением обнаружили условия, установленные Информационном письмом Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146, то можете обратиться в управление Роспотребнадзора.

В своем обращении требуйте проведения проверки в отношении кредитной организации на предмет установления административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена п. 2 ст. 14.8 КоАП РФ . Если состав правонарушения установлен, организацию привлекут к ответственности. Такой порядок действий подтверждается практикой (Постановление 11 ААС от 12.03.2019 по делу № А65-30830/2018; Постановление 11 ААС от 10.04.2018 по делу № А65-30022/2017).

Практика доказывания признания договора недействительным полностью или в части

Судебная практика по рассмотрению споров данной категории дел однозначно ответит на вопрос, можно ли признать кредитный договор недействительным; в зависимости от оснований иска, на которые ссылается лицо, обращающееся за признанием кредитной сделки недействительной, выделяют доказательства, которые подтвердят утверждения истца:

  1. В условиях договора присутствует обязательство произвести оплату за открытие счета — предоставить в заседание текст заключенного соглашения (Апелляционное определение Московского городского суда от 24.05.2016 по делу № 33-20397/2016).
  2. Соглашаясь на заключение сделки, истец не понимал значение своих действий — провести судебно-психиатрическую экспертизу и предоставить заключение (Апелляционное определение Московского городского суда от 24.07.2018 по делу № 33-16102/2018).
  3. Заемщику навязывают страхование жизни под предлогом заключения основной сделки — обратиться в суд, требуя признание пункта кредитного договора недействительным, предоставив текст соглашения, содержащего такое условие (Определение Московского городского суда от 19.12.2016 № 4г-8285/2016).
  4. Заявитель отрицает, что оспариваемый договор был подписан с его стороны — обратиться за проведением почерковедческой экспертизы и предоставить соответствующее заключение (Апелляционное определение Московского городского суда от 04.09.2018 по делу № 33-38428/2018; Апелляционное определение Московского городского суда от 04.05.2018 по делу № 33-19593/2018; Апелляционное определение Московского городского суда от 30.01.2018 по делу № 33-3866/2018).
Читайте также:
Страховой анамнез: что это значит и как влияет на выплату

В качестве оснований для подготовки иска используется федеральная судебная практика о признании кредитного договора недействительным: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147; Определение ВС РФ от 04.10.2016 № 49-КГ16-17; Обзор судебной практики, утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013; Постановление Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54.

Признание договора недействительным. Юридическая консультация от RosCo

В каких случаях договор может быть признан недействительным? Какие последствия возникают в случае признания договора недействительным?

Недействительность договора приводит к невозможности его исполнения. А перечень оснований для признания договора недействительным содержится в параграфе 2 главы 9 ГК РФ и ст.431.1 ГК РФ.

Признание договора недействительным: основания

При наличии оснований признания сделки недействительной, ее можно оспорить. Некоторые сделки признаются ничтожными (то есть являются недействительными с момента их совершения) и не требуют судебного оспаривания.

Так, нормами гражданского законодательства выделены следующие условия для признания сделок недействительными:

  • нарушены требования закона или иного правового акта (договоры, заключенные против публичных интересов либо прав и охраняемых законом интересов третьих лиц, признаются оспоримыми) (п.2 ст.168 ГК РФ);
  • договор заключен с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст.169 ГК РФ);
  • договор совершен лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия (п.1 ст.170 ГК РФ);
  • договор совершен с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях (п.2 ст.170 ГК РФ);
  • договор заключен гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст.171 ГК РФ);
  • договор заключен несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним) (ст.172 ГК РФ);
  • договор заключен в противоречии с целями деятельности, которые сформулированы в его учредительных документах (ст.173 ГК РФ);
  • договор заключен без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления (ст.173.1 ГК РФ);
  • превышения полномочий на совершение сделки (ст.174 ГК РФ);
  • договор, совершенный с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона, в частности, из законодательства о несостоятельности (банкротстве), договор, совершенный с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу его кредитора или иного управомоченного лица (ст.174.1 ГК РФ);
  • договор, совершенный несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется (ст.175 ГК РФ);
  • договор по распоряжению имуществом, совершенный без согласия попечителя гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст.176 ГК РФ);
  • договор, совершенный гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (ст.177 ГК РФ);
  • договор, совершенный под влиянием заблуждения, может быть признан судом недействительным по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел (ст.178 ГК РФ);
  • договор, совершенный под влиянием насилия или угрозы, обмана, а также вынуждено заключенный на крайне невыгодных условиях вследствие стечения тяжелых обстоятельств (ст.179 ГК РФ).

Досудебное урегулирование споров

Для того, чтобы оспорить заключение договора на кабальных условиях, необходимо доказать совокупность всех обстоятельств, предусмотренных п.3 ст.179 ГК РФ. Для обоснования невыгодных условий в суде нужно привести доказательства, что условия договора не соответствуют интересам компании и существенно отличаются от условий аналогичных договоров (Определение ВС РФ от 16.11.2016 г. № 305-ЭС16-9313).

Например, основаниями признания кредитного договора недействительным являются:

  • несоблюдение письменной формы (ст. 820 ГК РФ);
  • нарушение требования закона или иного правового акта;
  • недееспособность либо ограничение в дееспособности заемщика (например, кредитный договор заключен заемщиком, признанным недееспособным вследствие психического расстройства либо малолетним);
  • иные основания (например, кредитный договор заключен под влиянием обмана заемщика).

Смотрите материал, подготовленный юрисконсультом «РосКо — Консалтинг и аудит» Валерия Иванова.

Все самое интересное о налогах, праве и бухгалтерском учете от ведущей консалтинговой компании в России «РосКо».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: